dyrbulschir: (nega)
Не раз со мной приключаются удивительные вещи в пути. Настоящие чудеса, так-то вот.

в моем первом большом путешествии в Нью-Йорк как-то вечером  (мне 22, я немного стесняюсь, очень воодушевлена и волнуюсь – все сразу!) я шляюсь по Манхеттену. И мне пора в Риверсайд, к Колумбийскому университету, через Бронкс, где ждет меня подруга. Что-то сломалось на автобусной линии, и покуда я у здания ООН ждала автобуса, мой номер уж два часа как не появлялся, а мобильных телефонов еще не придумали. Шляешься по автобусной остановке и много думаешь.  В общем, полночь близится, а Германа (читай – автобуса) все нет. Тут я испугалась и забыла адрес того Маллхолланд-драйв, куда мне нужно. Просто-напросто иностранец в Нью-Йорке с амнезией, испуганный и маленький, на Манхеттене, один-в-Америке.
– Простите, – спросила я какую-то милую тетю на остановке, – но вот автобус 284, как насчет него? Мимо каких улиц он проезжает и почему его нет уже два часа?
Через пять минут мы сидели с этой прекрасной женщиной (и на остановке встречаются ангелы) в такси. Она решила отвезти меня в Риверсайд на такси, да еще и повозить по улицам, чтобы я узнала (!) свой забытый кондоминиум. Был день матери, она ехала со встречи с сыном и испытывала ко мне самые лучшие чувства) Она меня спасла тем вечером безусловно.

Теперь в самолете мне снова попался ангел. На сей раз он фигурировал под именем Ирина, но конечно, это снова была он – на сей раз повыше, не блондинка, а брюнетка, стройная, симпатичная, с открытой улыбкой. Мы столкнулись на пересадке в Париже – с нашими красными паспортами мы перебирались в Шарле де Голле из терминала, к примеру, F, в терминал, например, 7K. На какие только ухищрения не идут эти святые, видите ли.
– Где же наш рейс в Турин? – спросил ангел у табло.
– Смотрите, вот он внизу, – ответила я.
Мы пили кофе в Париже и разговаривали. И что вы думаете? Конечно, ангел отвез меня на машине на via Grado – в ночной тьме, под снегодождем, мимо рек, зданий, огней, башен.
И совсем скоро туда приехала Ира, и начался Турин.
dyrbulschir: (nega)
Вообще не представляю, что должны испытывать негры Африки при такой погоде – волшебной, удивительной погоде. Я, человек с юга, постоянно в декабре умираю от радости – идет снег, крупными, прекрасными, пушистыми хлопьями. Снежные мухи из Снежной Королевы! Посмотрю за окно и улыбаюсь, в душе все танцует, я пеку сырники и танцую, у меня в душе поет Щербаков и итальянская, чесслово, эстрада, я пойду непременно сегодня гулять, люди, да вы только посмотрите, какая радость, какое офигенное оно вот это!

Лыжники в парке, удильщики на пруду, мальчики на саночках, будьте благословенны! И такая тишина там, красота, и будто наконец разгадана формула, как именно снег ложится на ветки, рисуй-не-перерисуй, Брегель один кругом!

https://www.youtube.com/watch?v=Yr8VTU1nLDY
dyrbulschir: (nega)
Сегодня прекрасный день, легкий ветер, и вроде бы жара не очень жаркая, но в воздухе то ли хмарь, то ли дымка, и дальние дома видны чуточку расплывчато. Бред или абсурд? – подумала, прежде чем узнала, что горят леса в Сибири, и вот дымку дотянуло уж прямо до Центральной России.
Лесные пожары не должны нам помешать, сказала я и села на велосипед.
Спасибо бегущему городу, который подарил в этом году настоящее прекрасное Лефортово.
Доброслободская, Новая Басманная, парк Баумана, лежать там в гамаке, трава зеленая, лето. В парке все эти качели, куда так надо нам, да.
Потом по Аптекарскому унестись через Бауманскую вниз, к Лефортовскому дворцу, где жили Меньшиков, где умер Лефорт, и Петр Первый. Каре флилегей на пустынной улице и у меня чувство, будто я нашла свой собственный кусочек Питера в Москве. Рядом слободской дворец князя Безбородко, Кваренги и Казаков, я стою совсем одна, и так остро наслаждаюсь жизнью. Смотрите, я живу, прискакала сюда на палочке верхом, какие красивые колонны, и дико видеть, как китчевые переводные картинки ахтунг-снегурочки и аляповатого Мороза видны меж прекрасных классических колонн Кваренги.
День переваливает за половину, можно и в парк. В Лефортовский парк, который отчего-то "Версаль на Яузе"; были там, гуляли по аллеям, сидели в траве. Рядом мужики забивают козла, люди лежат у воды. Вдалеке у кортов кто-то играет на гитаре и поет – тайный концерт, тайная жизнь московских парков.

Оттуда к месту где дом был яств, где Пушкин родился. Я еду, жарко, пролился быстрый дождь, не предусмотренный никаким прогнозом. Из окна мне кричат: привет, как дела, отлично, красотка! Это я, удивляюсь сама и теперь можно вверх, к казаковской церкви и обратно, через токмаков переулок, о мои любимые переводчики, обратно к Казанскому вокзалу, на чьем шпиле настоящий дракон кажется мне всегда таким золотым петушком, чтоб беречь наши границы.

Подлинная глубина чувств – вот что говорит книга, – редкость в наше время. Как и умение чувстовать дивный дар жизни.
Это лето, пора купить лисички и дыню, а то скоро, совсем скоро Грузия – и осень.
dyrbulschir: (nega)
В детстве если зажать (в темноте и мраке густой южной ночи) в кулаке маленькую светящуюся штуку или прикрыть горящее пламя свечи (уйди, Муций Сцевола) рукой, получалось будто самый кулачок твой светится – оттуда пробивается ровный, неяркий, но постоянный красный свет. И сейчас так иногда кажется – у меня есть.
dyrbulschir: (nega)
Книга про Тбилиси должна называться "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан"!
dyrbulschir: (nega)
Лет восемь, наверное, назад, ранним утром я поехала на старт Бегущего города, чтобы написать статью для одного американского журнала о русском городском ориентировании (хаха). Стояло свежее-свежее утро, воздух был полон для меня с юности ожиданием – когда такое косое солнце, пахнет ТАКОЙ МОЛОДОЙ травой, и город пуст и многообещающ. Больше всего мне понравились люди, ребята, которых я спрашивала – для чего всего это? Что дает вам гуляние или бег по городу с отгадыванием загадок? Все были славные, и все были математики или программисты, за редким исключением физики.Где гуманитарии? Почему все спят? (Ровно когда-то так же я начала бегать:)  Я пришла домой и сказала: все, я в деле, айда со мной! И на следующий год началось! Спасибо всем, кто был со мной в этом: Дену и Наташке за Петроградскую сторону в Питере, которую я узнала и полюбила так, что не оторваться (и столько всего в ней знаю!). За острова в Питере и Обводной канал, за Выборгскую. Машке за прогулки по Лесной, Илье за Петровский парк и больного Веню на прогулке. И всегда – Наташке, Наташке, Наташке.
В Москве были и Динамо, и Кузьминки, Таганка и улочки вдоль Покровки, Тургеневская, Патрики, зоопарк во дворе, длительные улицы каких-то промзон, и как же это смешно и весело.

Сегодня дождь, холодно, а все равно радостно, день сулит ПРИКЛЮЧЕНИЯ. Не сидите дома, вечером напишу, у нас сегодня Измайлово и день, полный, полный, полный 28 километров.

Это мой десятый Бегущий город)
dyrbulschir: (nega)
Знания и воображение вместе – гремучая смесь. Гуманитарии воспринимают естественные и технические науки совершенно волшебно. Например, в рассказе о мысленных экспериментах теории относительности Эйнштейна меня завораживает словосочетание "сторонний наблюдатель". Оно полно поэзии. Вы понимаете, пока что-то там происходит, скорость света приближается к абсолютной, есть чувак, сторонний наблюдатель. Он стоит в сторонке, ковыряет носком башмака в земле, оглядывается, хмыкает, а рядом миры рушатся и строятся, он же лишь НАБЛЮДАЕТ.
С ним рядом вообще много интересного происходит: сидит в коробке кот Шредингера, можно говорить о спинах кварков, он же всего лишь сторонний наблюдатель. Сюда же отнесем и эксперимент с близнецами, который я нежно люблю. Но кто в нем сторонний наблюдатель?
dyrbulschir: (nega)
Cегодня снова летала во сне. В детстве уже не очень помнится, как это было, но сны позднейшего времени довольно памятны, и бывает такое часто. Пейзаж и топография сна причудливы и состоят из множества любимых городов – улиц отовсюду, заботливо составленных памятью в несбыточный пазл счастья, дорогой и трогающий душу – вот этот поворот улочки на подъеме, брусчатка и знание, что позади, за спиною, море и крыши-крыши из Лиссабона, верно? Вот этот намек на площадь, когда фургончик примостился у церкви (Зальцбургово?) и мы стоим отчего-то с Кириллом под платаном, который, я знаю! с набережной Тибра и говорим, он машет руками, я улыбаюсь, подъезжает грузовик (Сибиу), и из-за грузовика выходит кто-то, на кого мне отчего совсем не надо смотреть, но проходит, подходит, я не смотрю туда, не смотрю и говорю (вдруг кроме Кирилла там какие-то люди), и говорю: давайте я вам покажу, как я летаю? и взлетаю в воздух, и сразу понятно, что я в Берлине, это Пренцлауэр-Берг, небольшой круг, и разная высота полета, такое привычное чувство, я знаю, как надо вверх и вниз, и задеваю листву и все спрашивают: как ты это делаешь, а? А я просто делаю. За поворотом – Тель-Авив, что-то из набережной у Хайфы, вход в какое-то кафе, коричневое крашеное дерево, высокий козырек, ууу, как бы не удариться! и снова Лиссабон, и Кирилл машет снизу и смеется;  и я знаю, что кого не надо видеть – того уж нет, как хорошо!
dyrbulschir: (nega)
Я все время вступаю в отношения с предметами. Например, однажды я встретила халат, с которым у нас был страстный роман. Ни одна вещь в жизни не шла мне так, как эта тряпочка. Я отвечала ему взаимностью. Или, скажем, есть чашки, привязанность моя к которым нежна и трогательна. Но совершенно особые отношения у меня с билетами.
Путешествия – одна из моих страстей, а денег не так много, а мир хорош и манящ, а жизнь коротка, скалы и горы так прекрасны, и море, и города, и светлячки, и профиль гор, и острова... А денег, повторюсь, не так много.
Вечный квест "найди оказию в Катманду" занимает мое воображение; через Египет или Катар, через Дели или Каир, через седьмое небо Тушиты или через врата рая. Билеты появляются и исчезают, стоят минимально мало, максимально много. Найди меня, поймай меня. Вот только что ловила мерцающие билеты на сайте румынских железнодорожных сообщений – были по 19, исчезли, появились по 50, потом снова по 19, где логика развития событий, но одно развитие, а логики нет.
А итальянское желознодорожное сообщение и эти их сайты вообще без логики, без переводов, без скидок. Как слон, что стоит на черепахе, незыблем зато мой любимейший (не могу отказать в удовольствии назвать по имени) oebb.at, прекрасен и животворящ de.bahn. И непредсказуемы и игривы все русские сайты с билетами. Вот вчера, скажем, был Берлин за 5500 и – опаньки – уж нет, 5 минут, померцали и исчезли, не говори с тоской: их нет, но с благодарностию – были. Конечно, не всё так плохо, и есть еще вполне удобоперевариваемые за 7 с копеечкой, но все так нестабильно, так внезапно с этими разноветными квадратиками (ну, кто понял, конешно).
dyrbulschir: (nega)
Вчера столкнулась, перебегая меж корпусами на работе, с человеком в майке.
–Я морж! – гордо сказал он, – и просто игнорирую холод, ведь всё же внутри, правда? (Метель, минус 10, ветер завыыыывает.)

Я сразу вспомнила туммо, внутренний огонь, технику медитативного сосредоточения, которую практикуют тибетские монахи.
Если ты умеешь по-настоящему концентрироваться, просто отсекая все ненужное, уходить внутрь себя, то мороз минус двадцать ты и не заметишь.
Если ты настоящий йогин, поступи так: при минус двадцати обнаженным закутайся в мокрую простыню, выйди за ворота своего монастыря в Лхасе, игнорируй и ветер, и холод, и звезды. Сосредочься, да по-настоящему!
Надо представить, что у тебя внутри, на 5-7 см выше пупка, горит огонек. Почувствуй это тепло, вообрази, хорошо, всерьез вообрази. Пусть огонь разгорается все пуще, поднимается все выше, горит жарко. Скоро тебе станет уух, тепло: истинные адепты умеют нагревать свое тело до 39 градусов, и пыша жаром, высушивать на себе простыню или, легши ничком в сугроб, растопить какое-то количество снега. Огонь горит жарко!

Когда мне бывает холодно, я пытаюсь проделывать такую штуку, и конечно, хотя мне далеко до их воображения, чтобы можно было вообразить себя в мандале или на седьмом небе Тушита, маленький огонь я разжечь умею.

PS. Эта история рассказана не в связи с грядущим отключением отопления.
dyrbulschir: (nega)
DSC_1386

Одна из промежуточных стадий, дальше – больше; там есть и мои питомцы, и Венины. И его маленькое древо с гнездом.
Летающая собака и парящая белка, крыса, снегирь, клёст и щегол.
dyrbulschir: (nega)
Вдруг очень остро вспомнилась эта, как подсказывает "Википедия", малоизвестная экологическая драма Вернера Херцога.
Чёрт, а мне фильм показался одним из самых поэтичных изо всех когда-либо виденных.
Дело происходит в Австралии, где некоторая корпорация пытается выкупить у местного племени территорию под, скажем, нефтеразведку. Но аборигены верят, что раз в год на той поляне собираются и мечтают зеленые тараканы муравьи, и именно их мечты и продолжают нашу жизнь. Помечтают насекомые, и будет день, и будет песня, а если нефтеразведку пустить, то увы, все погибнем.
При этом фильм – не самый лучший в жизни (долгие разборки адвокатов, не очень вразумительные аборигены с именами навроде Милиритби или Дайыпу), а все-таки что-то прекрасное и безумное в нем есть. Пущай мечтают.
dyrbulschir: (nega)
Любой человек, отравленный, хехе, научным методом познания, когда "воспринимай все с сомнением" и привычка мыслить своим умом становятся самой твоей сутью (спасибо Попперу), сопротивляется незнанию.

Мне, например, трудно оставить вещи лежать закоченелыми спеленутыми трупиками по пути моего следования, пока не пойму, не разберусь, не поставлю галочку "понято" – не "по-своему", а вполне объективно, нелицеприятно в том числе. За это Н. называет меня рационалистом и упрекает в дотошности.
dyrbulschir: (nega)
...Поезд прибыл в 6-40 – когда ещё темно, но уже многообещающе хорошо в воздухе – приехали, приехали, – в метро невозможно залезать, когда так прёт – пустились на Крюков канал пешком. Cтарт в 8-32, мечтали до этого поесть, увы, тщета и тлен, только трубы и каналы. Пустынно! Кабы знать, что ещё придется пройти тут – по Фонтанке – много раз сегодня – отмечали б камушками и тряпицами, нитками, а не мысленными зарубками – тут нас плющило восходом над рекою –  на вас, бедные  безымянные мосты; выучить бы имена – наизусть и повторять как мантру. Правда, по-настоящему полюбишь Питер только как сыграешь в БГ, – верно для меня.

(Если бы я знал, что такое электричество!)

Играли "Львами про" – пешеходная категория с загадками. Начинали на студии документальных фильмов, с великолепными мраморными барельефами –  правильный какой старт, задаёт тон. Первый этап – Коломна: Фонарный, Б.Морская, Новая Голландия, мимо Исаакия, к Александровскому саду, там покрутись в поисках перчаток и галош – и на Гороховую. Удалось около 10 поесть, но не блины, а чудные сырники, года два такие нигде не попадались – кроме как на собственной кухне. Вообще тут очень хорошо с местами и вкусными, и изобретательными, и дешевыми, куда уж Москве.

Второй этап – Загородный, Казачьи переулки, Фонтанка, мосты – Старо-Калинкин, Ново-Калинкин, хей-хей, не забудем и Мало-Калинкин для полного комплекта, умножим на поиск по картинке, перенесемся на площадь Тургенева. Первый раз на всех этих Калинкиных и первый раз на Обводном канале. И первый раз в таком чудесном парадном, как то, помнишь, с голубыми стенами, лестница номер один, куда до нее лестнице номер пять!

Третий этап – Английский проспект, улица Союза Печатников с дивной фуражечной мастерской, пам-пам, улица Володи Ермака, ищи на мосту, свешиваясь во все стороны, табличку для проходящих судов, вообрази себя лодкой, Володей Ермаком, фуражкой, заблудись в колодцах и системе проходных дворов, глухие стены, стекла, смотрите, вылезло солнце на 15 минут. Оттуда мимо Адмиралтейского канала – к Конногвардейскому бульвару.

Четвертый этап – по Васильевскому острову. Мост Шмидта, памятник Трезини, Академический сад, что это в руке у памятника Клодту (бучарда, а пацаны-то не знали!), 5-я линия, тип древнего домофонного устройства, памятник в створе 8-9 линий, набережная Шмидта, Горный институт, Средний проспект, Большой, Малый, пожарная часть, темнеет, километры растут как опара на дрожжах, у Наташи болят ноги, у меня все больше радости и веселья. Одну гипотезу не проверили, два КП не взяли, но зато финишировали довольными и счастливыми.

32 км, 14 часов на ногах. Всякие люди удивлялись: из Москвы поиграть приехали? Город прекрасен, и если этот непреложный факт не вызывает в вас потрясения, значит, вы его попросту забыли. Немедленно едьте! Люди! Там почти нет плитки. Там почти нет рекламы; там много деревьев, они нынче пылают. Сады, скверы даны нам для щастья, не говоря уж о парках.

Это наш второй БГ в Питере.

PS. Сегодня первый раз в жизни была на Выборгской стороне. Ничо. Оттуда на любимую Петроградку, туда-сюда – 15 км. Ну и сейчас еще 7 км до вокзала:)
dyrbulschir: (nega)
Как бы не перестать уметь все-таки каждый день удивляться и радоваться!

Листу, яркому лучу солнца. Родинке на Венином носу. Отличной книге. Интересным новостям, тому, как много может человек. Вкусному запаху кофе, который навеки для меня связан с мощеными мостовыми Черновиц и Львова, особенности детства.

А тут второй день – настоящее чудо. Правда, правда.
"Пели" Маноцкова и Кураж-квартета, которых уже тут постила. Послушайте треки 3 и 13, будет вам настоящее щастье!

Я приходил к тебе река.
Прощай река. Дрожит рука.
Ты вся блестела, вся текла,
и я стоял перед тобой,
в кафтан одетый из стекла,
и слушал твой речной прибой.
Как сладко было мне входить
в тебя, и снова выходить.
Как сладко было мне входить
В себя, и снова выходить.

Там Хармс, Введенский, Хименес. И все это под (ах-вах!) струнный квартет, который сам по себе уже одно из чудес света.

А еще там есть "Когда я вырасту большой", пару дней назад тут анонсированный. Люди, послушайте!
dyrbulschir: (nega)
Иногда бывают такие снопы света с утра, такие лучи, что ааа!
dyrbulschir: (nega)

Нет ни одной причины, чтобы не ездить в Питер чаще, говоришь себе всякий раз, сходя с поезда, однако – там, в привычности дома – отчего-то закапываешься, не садишься немедленно на поезд, и наконец, оказавшись ,стоишь оглушен сообщением "в прошлый раз вы были здесь 10 месяцев назад"; как прожил-то их без этих пустынных улиц, тут Будапешт, а тут Прага, а тут краше и лучше прочих. Не находишь в себе сил нырнуть в метро, как здорово идти тут ночью, забыл все – и деревья, и вот тот конец крыши, и флюгер, и высокие узкие окна. Думаешь – краше, ненагляднее многих, даешь себе слово наконец чаще устраивать подобное.
А утром, утром голубое квадратное небо в уединенном колодце двора, и солнце как неожиданный подарок взамен обещанного дождя, на улицах никого, лучшее время, главное – не разрекламировать этот утренний полутуман, это звонкое одиночество.

Хотя с присущей нам принципиальностью обратим внимание на недостатки: в кафе сырники по-прежнему не могут найти (смотрите, я как быдто предполагаю, что они сами ищут) оптимум между жаром и твердостью, работает телевизор, недостает нормальной навигации.

В целом прекрасно, следите за сообщениями, у меня столько планов)

dyrbulschir: (nega)
Например, площадь Онежского озера 9700 км2, но разве эти цифры говорят о том, что у его воды на отливе цвет цинковый, и отчаянно кричат чайки, а яхты стоят у причала будто в Ницце. Мой первый раз на оз. Онего, как пишут в Петрозаводске на рекламных щитах. Оно пересечено мною, а я – им.

Например, статистика не знает, как я знаю я, что путешествие имеет свойство менять масштаб – и тебя, и мира. Сначала – ты маленький, а мир, мир большой, и твое первоначальное перемещение из пункта А в пункт Б (скажем, из Москвы в Петрозаводск) заметно на карте, и даже, говоришь ты себе, даже на глобусе заметно. Но потом ты меняешь транспорт на все более камерный (поезд, автобус, катер, лодочка-развалюха, на палочке верхом или сила воображения), и ход течения замедляется, а ты, ты растешь, путешествуя из одной точки булавочной головки в другую, где каждое дерево – событие.

Например, площадь Водлозера 334 км2, у него 195 островов, оно прошито, продроблено, продырявлено этими островами, то большими, то крошечными, береговая линия крайне извилистая, всюду лес, и берег островерх от дерев, от елей, а острова на воде различаются только сатурацией-десатурацией, далеко-близко, найди меня среди других, предлагает каждый. Например, остров Ильинский погост, деревянное зодчество России, храм-четверик 18 века, высокий, захватывающий, дерево все потемнело, высеребрилось. Это мужской монастырь, и у каждого монаха своя не келья, но избушка, как у Бабы-Яги. "На каждом острове, – говорит нам инок отец Марк с колокольни и поводит рукой, – практически на каждом живет по медведю". Пожалуй, год проходит под знаком медведей, Миша, ты слышишь? Румынские туши, опасные сны, всюду они, добрались в Карелию, Водлозерский заповедник. Люша учит нас помахавать (старомоск.) медведям дружелюбно руками: их недавно учили в Йеллоустоуне – встретите медведя, становитесь в шеренгу, а можете окружить его в кольцо, и дружелюбно помахавать руками, поднявши над головой, и улыбайтесь, улыбайтесь.

– Недавно у нас отец Маврикий, – невозмутимо продолжает о. Марк, – в малиннике столкнулся с медведем. Так они оказались одного роста.
– Ого, – удивляюсь я, – отец Маврикий великан!
– Нет, обычный человек, чуть выше среднего роста.
– Так значит медведь мелкокалиберный?
Отец Марк смотрит недоумевающе.
– Нет, просто о.Маврикий стоял на двух ногах, а медведь на четырех. Посмотрели друг на друга и разошлись. Да, если вам хочется, вы можете позвонить в эти маленькие колокола.
После медвежьих историй звонить не очень хочется (сбегутся!), но вокруг умиротворяюще носятся стрижи, купола покрыты лемехом, а о. Марк меня успокаивает:
– Медведей тут меньше, чем белок. А белок недавно было нашествие, переплыли с соседнего острова, съели все шишки, нападали на кошку.

Например, зимой тут холодно, голодно, темно. Северное сияние, острова покрыты снегом, медведи спят в берлоге. О.Маврикий ходит на лыжах меж островов по льду, он мастер спорта. У них у всех неимоверно летние имена – у о. Марка венецианское (лагуны, и вы помните, он всегда со львом, но тут, в Карелии – с белками), у о. Маврикия – вообще разнузданно-африканское, дикий ром Ямайки, у о. Киприана – напоминание об Афродите Киприде, что может быть южнее, а у о.Амвросия – поэтическое, но тоже цветы цветут, нектар амброзии сочится.
И зимой, в пургу, в темноте, на острове, звонят в маленькие колокола. А на 195 островах медведям сквозь сон даже не слышен колокольный звон.

В2 шепчет: "Вот все говорят, отец Марка, отец Марка. А где сам Марк, чей он отец?"

Невозможно хочется писать.
dyrbulschir: (nega)
Предвкушаю много радости в походе, в воде, в небе. Иногда забываешь, какой мир прекрасный и сколько в нем замечательных вещей. Такая утренняя радость, чтобы лететь. Хорошего полета вам всем! Так мне нравится прощаться куда больше)

Profile

dyrbulschir: (Default)
dyrbulschir

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios