dyrbulschir: (nega)
И приходят в голову всяческие сопоставления: Стамбула и Лиссабона, Тель-Авива и Тбилиси. Ох, кажется, в прошлом январе я бегала по тельавивской набережной (а по стамульской и того дольше в прошлое), но на лиссабонской я бегу-и-вспоминаю прошлогодние пробежки (сад в Коимбре, берега Монтежу, снова Лиссабон), и Тель-Авив, и не могу вспомнить, бегала ли в Тбилиси?
Зато тбилисскую келью помню хорошо (год был полон одинокими путешествиями и вообще одиночеством, (ночь и я проснулась, потому что одна), и "так теперь и будет", себя уговариваешь, и ничего, и ничего, шшш, и засыпаешь – если конечно не начинает ужасно бить колокол, совсем внутри которого ты почему-то поселилась – наверное, чтобы так одиноко не было, и вправду – С НИМ НЕ СОСКУЧИШЬСЯ.
Но это я к чему: вспоминала сегодня Светицховели и захоронения столетий в полах главного грузинского собора; поколения грузинских князей в полах; и вообще атмосфера там: священник сует в лицо руку, и подумать нельзя, что не поцелуешь, все понарошку какое-то: портрет царицы Тамары (да, я знаю, икона – не портрет) – круглое лицо, косы; и маленькие плиты в полу (умершие младенцы-князья), отрубленные руки архитектора (чтобы не повторил величия и красоты храма) и общее ощущение света, какого-то чудесного места. Сегодняшняя огромная церковь при Жеронимуш тоже особенное место: гробница Васко да Гамы, сам Камоэнш, огромные колонны, отселе править мы будем миром, португальские мореплаватели, португальские поэты, португальские романтики.
На все это отовсюду смотрят огромные сардины.
dyrbulschir: (nega)
В Порту сегодня тучи и ласточки носятся низко. Холодно, ужасно замерзла; это ж Питер, детка, сказали мне по интернету, португальский Питер – холодно, темно и ветрено. Зато ласточек тьма. Заблудилась и опоздала на поезд, но милые португальские железнодорожники поменяли мне билет на другой, милый португальский прохожий купил мне билет на метро, и все несли мой чемодан.
Завтра уже домой-обратно, а мне так еще не хватило чаек и моря. Все кончается.
dyrbulschir: (nega)
Я пишу эти строки на берегу Доуро, слева мост и справа мост. Порту – это про “мы сплавали в Бразилию и привезли улов!” Город-фабрика, город-работяга. За каждой дверью пилят, строгают и что-то прядут. Порту – это парус, это пираты, это портвейн. В каждом городе река особенного цвета, вот в Порту Доуро цвета солнечных бликов.
Порту – город для покупок. Миллион обувных магазинов, всё дешевое и добротное, свитера, похожие на ирландские, за 4, за 5 евро. А на то, что мы привезли из Бразилии, мы построим дворцы в стиле барокко. И склады, чтобы хранить сушеную треску, портвейн и колониальные товары. (Вывесок “Доставка из Бразилии" по-прежнему много).

Порту совершенно другой, чем Лиссабон! Но только на культурную столицу не похож. Где в Лиссабоне идут в шляпах и шейных платках с тростью, в Порту несут вытачивать деревянный портал, выпиливать нос кораблю.
Река делит конгломерат Порту на две части: старый Порту, где НА ХОЛМАХ, как мы уже привыкли, так что никаких велосипедов, машин, такси, мопедов – только старые добрые ноги; на холмах площади. Памятники другие – памятники не поэтам, а мореплавателям, купцам, первооткрывателям. Все эти колониальные товары уместны тут как нигде – нет дворцов с азулежуш, нет тихих улиц с поусадами – Порту торопится жить, быть, продавать.

Ткани (здесь прядут!), обувь (здесь тачают!), покрывала, пряжа, все, что мы вывезли из Бразилии и спряли, соорудили сами. Все отличного качества и совершенно недорого. В магазине тканей у меня сегодня был экстаз. Общий вид Порту не поражает дикой красотой, но получает твердую четверку – за красный дом, за серый дом, за общий антураж площадей, которые все должны зваться площадями Коммерции.

Как отсюда, из этой оконечности Европы, из этого в общем ошкурка континента вышло столько основателей империй, пересекателей океанов? Порту – такая кость империи, надежа. Крепче держи парус,браток. Мы будем работать и справимся.

На другом берегу Доуро совсем другая малина. Это мир винной империи, портвейна как бизнеса. Винная, портвейновая часть Порту зовется Вила-нова-да-Гайя, и тут склады, пещеры, переработка вина. Вы можете посетить погреба Sandeman и Taylor’s, отправиться на дегустацию и вообще бродить по самому крупному и амбициозному винному городу мира. А можно просто сидеть на берегу, подставлять нос солнцу и любоваться прекрасным мостом по проекту Эйфеля и гадать, что общего между Парижем и Порту.

dyrbulschir: (nega)
– В Коимбре самые смешные и нелепые указатели пешеходных переходов в мире – на них анимация, похожая на берлинского человечка в шляпе) только португальский субтильнее, и идет, изламываясь всем телом на каждом шагу;

– В Португалии очень трудно выпить чаю – если вы просите чай, вы поднимаете на уши всю ресторацию, они долго бегают, бегают, наконец приносят один пакетик, случайно у них завалявшийся;

– Вы столкнетесь с неимоверным количеством дат. Мост 25 октября (боже, что случилось в этот день?), переулок 6 апреля, проспект 14 января. Нет, они наверняка все всё знают, но мне немножко дико и смешно. Помню свое удивление на этот предмет, когда впервые в Кишиневе долго пыталась вызнать, улица 28 августа – почему, что? Оказалось: день начала Ясско-Кишиневской наступательной операции; подобное же есть у итальянцев; и, как помним, у молдаван – что-то общее, романское?

– Но в других случаях португальцы помилосердней. Например, если улица носит имя какого-то дядечки, обязательно будет подписано, кто он. Улица Серхиу де Ружейры, министра юстиции. Оливио да Фигуэйры, поэта, мистика и певца.

Ах да! В Порту офигенское метро; и дверь всего одна! Они не открываются! Открывается ОНА.
Завтра – Порту. Это их местный Питер. "У нас две культурные столицы". Где-то мы это слышали.
dyrbulschir: (nega)
Два часа на север от Лиссабона – и вы в Коимбре. Что рассказать про Коимбру, кроме того, что здесь целый город – университет и количество докторов наук на 10 человек превышает все общепринятые нормы и устои? Что здесь много летучих мышей, и знаменитый самый рой живет в библиотеке, которая заложена в XII веке и спасает книги от моли?

Что город крут и улицы его – карабкайся не перекарабкайся? Здесь учился Камоэнс (привыкайте – Португалия!) и Салазар. Здесь статуи и река Мондегю. Здесь студенческие общежития называются республиками и имеют флаги, гербы, названия. Удобно! город – университет, и все здесь были. Город-функция. (Сразу мысль разыгрывается и продолжает – город-детский сад, прядильная фабрика etc). Факультет Букв особенно мне понравился (но он, конечно, письменности, de Letras). Студенты по-прежнему ходят в черных мантиях, и по реке гоняют лодки с гребцами – английская гребля, как в Итоне! На берегу реки Мондегю роскошная платановая аллея. Булочки тоже тут есть, но держите историю, произошедшую в Коимбре, и конечно, описанную в "Лузиадах" Камоэнса.

Жил да был принц, дон Педру какой-то там, и выдали его по законам дружбы с Испанией за испанскую принцессу. Она приехала со двором, с фрейлинами, и когда наш принц Педру увидел фрейлину Инес де Кастро (Инеш де Каштру), он влюбился с первого взгляда – знаете многократно описанный в литературе тип испанки-блондинки? Он встречался с ней в садах Мондегю (желающий может посетить под покровом ночи). Он передумывал встречаться с ней и не мог без нее. Она тоже любила его, ляляля, всё такое. Королева предпринимала все возможное, жена принца тоже – без толку. У Инессы было уже четыре сына, а Педру всё так же любил ее. Жена Педру умерла. И король решил женить его на другой, принц отказался. Тогда по приказу короля Инес похитили и убили. Педру восстал на своего отца и одержал верх. Он победил своих братьев и сам стал королем. Королем без королевы? Отчего же. Он выкопал мертвую Инес из могилы (прошло 4 года) усадил на трон, и на церемонии коронации каждый должен был целовать ей руку.

Сильна как смерть любовь. И все это было в Коимбре. В Вероне, где встречают нас событья.

Ну и тут много всяких зданий, связанных с этой (и другими) историями. Соборы XII века и постарше, брусчатка, студенты, сады, крутые берега. Целуйте руку, да.

define it

Nov. 13th, 2015 08:55 pm
dyrbulschir: (nega)
Лиссабон – город поэтов. Нигде так не носятся с ними и нигде город так не полон ими. Знаменитое литературное кафе A Brasileira. Столик Пессоа. Статуя Пессоа. Книга Пессоа. Хорошо, хоть всего одной его ипостаси – ведь у него было пять гетеронимов и у каждого – свои сочинения.

Это мой способ быть одиноким, думаю я. Спасибо всем, кто меня читает, думает он.

Статуя Камоэнса. Скульптура литературного героя Камоэнса. Портрет Бораго из азулежуш; любимая скамейка Рибейры. Улица Гонсалеса, поэта и журналиста. И каждый из юношей с бородой и прекрасным взглядом, что кружатся на завихрениях черных камушков среди камушков белых – поэт. Я люблю Лиссабон. Я хочу майку с Пессоа и уже знаю, где продаются самые красивые. Поэты – национальные герои Португалии.

Лиссабон – город пирожных. Самые знаменитые – паштейш де Белем, пирожные из Белема, где башня, памятник и монастырь Жеронимуш (офигительный комплекс зданий в стиле мануэлино); и одного пирожного городу было бы достаточно, но есть еще паштейш де ната – маленькие горячие, тесто слоеное, внутри что-то вроде заварного крема, и корочка! Корочка с настоящим плавленым сахаром, как на крем-брюле. И это далеко не конец! Паштейш де Байру Алту, паштейш де Руа Роса, паштейш де всего-свете! Шоколадные, лимоновые, апельсиновые, булочки, пирожные, что-то вроде пончиков, лучше пончиков, даже кажется наше пирожное картошка, тут есть все! Паштеларии – кафе-пирожные – на каждом шагу. И в них очереди! Вот юноша берет два-на-месте, три-с-собой, старушка пьет кофе, дети едят. И очередь! Португалия.

Лиссабон – город трамваев. Он такой крутой, все время спустился-поднялся, ох, и намучились мы тут как-то с арендованной машиной. Улицы лестницы, улицы круче лестниц! и узкие; тут только пешком или на трамвае. Есть трамваи, специально натреннированные только на подъем по конкретной улице, ездят вниз-вверх и называются elevador – подъемник. Они такие косые-скособоченные, на обычные не похожи.
Главный туристический транспорт Лиссабона – трамвай. Бедный маршрут 28! До сих пор деревянный вагончик, тебя расписали везде как способ узнать город, и ломится тыща народу вечно в твои дверцы. Не верьте, люди! не садитесь на 28, не садитесь на 722. Садитесь на 15, езжайте в Белем. А пути почему-то узенькие.
Вообще трамвай - это тема. Трамваи Праги и Будапешта, суперсовременные и красивые. Деревянный трамвай Desire, на котором, как у Теннесси Уильямса, я ездила в Новом Орлеане, которого больше нет. И трамваи Лиссабона.


Лиссабон – город брусчатки. Город кофе. Город пешеходов. Фаду, апельсиновых деревьев, мирадоров, стариков в костюмах и женщин в мини-юбках. Город сардин и зеленого вина. Город керамики и азулежуш. Город моря и кораблей, стоящих на рейде.

У меня ни стремлений нет, ни желаний.
И не в том моя цель, чтобы быть поэтом.
Это просто мой способ быть одиноким.
Ну, а если мне хочется временами
На мгновенье представить себя барашком
(Или даже целым огромным стадом,
На заре рассыпавшимся по склону,
Или тысячью разных вещей счастливых) -
Это лишь оттого, что я сам ощущаю
Все, о чем я пишу на закате (и т.д.)

Тысячью разных вещей счастливых, так-то вот!
dyrbulschir: (nega)
Хоть устье реки должно быть пресным, но оно пахнет морем, остро пахнет морем. Море и видно и (мысленно слышно) тут, в Лиссабоне, везде, где Улисс полюбил (и бросил) женщину-змею,  а она потом извивалась в горе, и от корч ее страданий и произошли холмы: так написано в поэму “Лузиады” Камоэнса, а значит, так и есть. В Камоэнсе тут не сомневаются.



Город, как и Улисс, тоже начинается от моря. Например, почему-то главная площадь – Площадь коммерции, странно для нас это бизнес-название, но ничего. Она – новодел после разрушительного землетрясения 1755 (в Лиссабоне без этой даты никуда), когда все между холмами было залито, правильно, морем. И заново отстроено. Площадь Коммерции большая, как коммерции и положено (входит персонаж пьесы Шварца коммерции сановник, кланяется и уходит).



Вот вам фото площади Коммерции. Если встать спиной к гавани королей, которые придут с моря (там колонны такие в море), то вы быстро сможете разобраться в топографии Лиссабона. За вами море.


Прямо перед вами магическая сеть улиц (уличия Величия (Аугушта), улицы Сребра и Злата, и пересечений их ровно столько как надлежит по всем масонским законам, и третий глаз есть, и пирамида). За ними – вокзал Россио. Он прекрасен, как и весь стиль мануэлино.

Слева – уже на холмах, районы Шиаду и Байро Альто. Байша – чуть правее; совсем справа Алфама (где мавританская крепость и сады). Вот основа.

Я живу в Байро Альто. Это старинное место, холм крут, и узкие травессы бегут по нему вверх и вперемешку. Тут много узеньких домов, совсем старых. Я живу в мансарде, снимаю комнату.
До моря 10 минут по крутым улицам-лестницам (Рим, Севастополь, привет). Погода стоит прекрасная, просто летняя. Тут дни святого Мартина, это португальское бабье лето. Как-то раз шел себе Мартин по Портгугалии, и бац! холодный ноябрьский дождь. Сидит нищий, просит хлеба. Хлеба не было, а был у Мартина плащ. Он его и разделил на двоих. Дождь немедленно стих. И теплая погода в эти дни обычно называется “возвращением лета”. Люди разнузданно ходят в летних платьях и шортах.

Около моря вообще улет. Все загорают. Невозможно передать, что испытвает человек у моря, по которому ходят прекрасные суда, пахнет йодом, человек сидит в майке и думает, что вот здесь он завтра пробежит 12 километров, а в мск 0, туман, холодно и сыро, небо низкое и холодное; да в общем тоже неплохо, но...
Человек идет в Меркадо ди Рибейра (по солнцу)! Он читал, что там морской рынок, написали правду. Мурена просто прекрасная. Вокруг тоже ничего. Побывала я сегодня и в Байше, и в Алфаме. Ела сардины и пила вино. 16 км. Завтра, надеюсь, больше.
dyrbulschir: (nega)
Проснуться в Лиссабоне! Из окна пахнет рекой (а думаешь – морем), видна пальма! Наконец-то свезло проснуться в Лиссабоне! Вчера из аэропорта в теплую ночь, плюс 16.  (ПОМНЮ АЭРОПОРТ, осознал медвежонок).

– Холодно, – говорит таксист, кутается в шарф.
Плюс шестнадцать! можно в майке ходить и в шортах, думаю я.

Удивительно, как много всего я помню! Незабвенный круг с памятником Помбалю и львом, за которым парк какого-то короля, который, как они тут все, пишется Dom Jose, и думаешь, что это дом короля, Dom Santos, Dom Ribeira. Все посвящено домам.

Восхитительный, незабываемый, ужасный круг памятника Помбалю, из которого 8 выездов, и для выезда из некоторых из них нужно перестроиться – хитрая разметка! Кругов 50 намотали мы суммарно с Олькою и Наташей по этой площади; а в парке дому короля я бегала 4 года назад, сколько же всего стряслось, совсем другая я за эти четыре года, а топографию парка помню – и он такой тут, здрасте, ниче не изменилось, по-прежнему тут.

Зато забылись такие прикольные маленькие вещи, что брусчатка здесь из маленьких светлых скользких камней, блестящих на срезе как отполированных (Россио, Площадь коммерции!)

Забылись узенькие трамвайные пути. А вот уродливые трамваи-фуникулеры, нахохлившиеся вперед, я помню. Площади, фонари, и в 12 ночи гуляют люди. Набережная!

Города запоминаются как устройством в первую очередь, так и атмосферой – в меньшую. Они помнятся как хорошо знакомые друзья-братцы, ты их постиг и сравниваешь, припоминая план и структуру каждого. У Лиссабона 7 холмов (Дома Святого Педро, Дома Святого Карлуша, Нашей Благословенной Спасительницы и т.д), и таких городов (с 7 возвышенностями) сразу много-много – Иерусалим, Рим с его роскошными Аветином, Палатином и не удержусь! Эсквилином, Квириналом, стоп-стоп. Москва, конешно, с любимой Белой горкой. Но и милый маленький Кишинев, первый друг детства, первая загадка уму, тоже хранит за пазухой 7 холмов. Мне всегда хотелось разгадать города.

Говорят, что гиппокамп – место,связанное с ориентацией в пространстве, и у таксистов он увеличен, по сравнению с обычнми людьми. В моем живут сразу много городов, которые удалось увидеть и узнать. Узнавать город – как целый новый мир или изучать науку – огромное наслаждение! ты врубаешься в план (и сверху, и изнутри), понимаешь логику города, читаешь о его истории и одухотворяешь улицы, подземку прочитанным.
Рисуя план города, представляя его себе внутри, находишь точку опоры, откуда начать. Рисуя Лиссабон, начерти берег. Это устье Тежу, но оно такое безграничное, что вечно кажется – море!

Чайка кричит, пойду туда.
dyrbulschir: (плывем)
Солнечным морозным утром и в отличном настроении наше широковещательное радио продолжает свои сногсшибательные выпуски.

Бегущей строкой пустим сообщение от непоседливой Оли Ф., после январской Португалии ныне пребывающей в Испании. Сообщение гласит: "Португалия и Италия самые крутые страны". Спорить, поддакивать, опровергать не буду, просто сообщаю.

А у нас с вами сегодня немножко Эштремоша, посыпанного рыбой.

Эштремош -- самый крупный из мраморных городов (Борбы, Вилы Висозы). Рядом с ним тоже есть карьеры, а в нем многое из мрамора; но не пирожные. Фирменные пирожные Эштремоша чудесны: что-то вроде миндального парфе, запеченного в тонком слое теста; с чашкой кофе дух улетает ввысь.



В Эштремоше был долгое время двор короля Диниша Первого. Видите эту башню? Даже не буду рассказывать из чего она сделана, сами догадаетесь. Башня носит гордое имя Трех Корон -- наверное, верхняя и две нижних. Это XVI век. В XVII дворец взорвали, причина взрыва неизвестна. Уцелела одна башня. Спиной к нам -- королева Изабелла, белого мрамора.Рухнуть в Эштремош. )
dyrbulschir: (плывем)
С пустынных улиц Монсараша устремились вниз, в неприметный городишко Моурао с непременной крепостью. Сонно, пыльно, коза, неприветливая старуха на крылечке, солнечно, белье на веревке, -- ловить в Моурао нечего, кроме еды.
О  таверне  Adega Velha  наш хозяин Жоао говорил пришептывая:
-- Не поленитесь туда специально заехать, таверне уже 400 лет, ее держит одна и та же семья, casa tipica, casa rustikana. Когда к вам выйдет донна Мария, скажите, мол, от меня, расстараются. Еда региональная, вино местное, недорого и вкусно. И главное, возьмите рыбный суп!
И подсовывал фото.
Городок так мал, что на улицах нет табличек с именами: к чему они в этой сонной глуши, где дон Жоаким несет под мышкой петуха донне Жулиане? Бедный айпэд тщится показать на карте искомую улицу, но увы, отваживается только рисовать изломанные переулки, не подписывая их. И несешься за доном Жоакимом вприпрыжку, кричишь, сеньор, о поспособствуйте найти таверну? Петух и старик смотрят одинаково, не моргая, кивают влево и назад.
Вывеска с ноготок. Зато внутри раздолье взгляду, хотя меню самое крошечное, ожидаемый средний счет 15 евро (с вином).

Тарелки и их содержимое. )
dyrbulschir: (плывем)
Ну, осталось еще немного, мужайтесь, друзья, сквозь снег и непогоду мы все-таки убьем эту старушку   допишем эту повесть.

После эскапад Назаре решили предасться на волю волн, но не океанических. Доисследовать Алентежу и съездить в рекомендованную Жоао одну из местных таверн. 
Решили пуститься на юг от Борбы, заехать в муниципальный округ Регуендуш-де-Монсараш, на Большое Озеро, к дамбе Алкева, на юго-восточный форпост обороны Португалии против Испании -- к городку Монсараш.


Вперед!... )
dyrbulschir: (плывем)
Еще немного осталось, потерпите пожалуйста:)

Когда я думала, куда бы съездить на океан, перебирая, как четки, Пениче, Назаре, Кашкаиш, Синеш, пробуя их на вкус, Назаре меня совершенно озарил, поразил, заколдовал.

Назаре, говорили книги, а я, завороженная, читала, отличается необыкновенно красивой береговой линией и безусловно может быть отнесен к красивейшим прибрежным городам мира. (Из моих океанских видов скромно стоял в углу только нью-йоркский, хотелось ему в пандан из Старого Света подобрать что-то выдающееся -- зеркало через Атлантику.)

Из Батальи -- 30 минут. Достопримечательностей никаких не нужно. Когда там такое!   Почти весь Назаре есть огромная набережная, океан, волны, волны огромные, выоские, шумные: Веня прыгал от счастья минут двадцать без остановки, хлопал в ладоши.


Может, ты-то их, море, и сводишь, и сводишь )
dyrbulschir: (плывем)
Утром следующего дня мы решили выехать рано и поехать в Коимбру. Логистика была сложной -- рано утром на заре доехать до Батальи, посмотреть, пообедать на океане в Назаре и вечером... Ну как получится.
Увы, наши планы пошли прахом, но всему свой черед.

Утро было туманным, выехали рано. Пока мы с Наташей метались по холмам-по долам в жутком тумане, взбирались на горы, переезжали через Тежу, взмывая к облакам и проезжая густые скопления тумана, экипаж бодро спал. Только штурман и пилот бдили.

Дорога Борба- Баталья --3 часа. Мы теперь в провинции Эстремадура.
Баталья -- поселок городского типа с монастырем мирового уровня Санта-Мария да Виктория. Шедевр в стиле готики и мануэлино.  XIV-XVI векs. Построен в честь победы при Алжубарроте, когда в битве за независимость  500 португальцев одержали верх над 30000 испанцев.  Конечно, без поддержки вышних сил не обошлось.убедиться самому )
Видно ли, что это чудо из чудес?
dyrbulschir: (плывем)
Новогодний обед стал последней каплей, упавшей на темечко: большая, хорошая прогулка после мишленовских пиршеств была необходима. А вот Вила Висоза, заикнулась я, там такие мраморные карьеры. Умы воспламенились, ноги затопали -- мы с Ильей, Наташа и Миша с семьей пустились в путь. Пешком. 10 км туда и обратно.


От Борбы до Вилы Висозы 5 км дороги, которая с обеих сторон суть горы, горочки, холмы и отвалы мрамородобычи. Пока идем, скажу, что Вила Висоза стала городом в 1270 году, и за нее успешно в ходе Реконкисты сражались мавры и христиане, как мраморный мячик перекидывая ее из рук в руки. Но памятник вовсе не им! а мраморостарателям, с отбойным молотком.



Что там за поворотом? )
dyrbulschir: (плывем)
Вечером ожидаемо наступил Новый Год. Рита и Жоао несмело предложили Диме и Илье пойти вприсядку. Не все русские делают это.


Слава богу, балалайку и медведей он не приготовил.

+дальше -- больше+ )
dyrbulschir: (плывем)
Так как сегодня 31 декабря, и надо быть в силах праздновать, провожать, встречать, приветствовать, -- было решено не осуществлять дальних поездок, а навестить Эвору, что занозой торчала у нас под носом, недалеко от Борбы и козыряла своими достопримечательностями, ведущими счет от давнишних времен до средневековья -- мегалитическими комплексами, античными развалинами, романскими храмами, акведуками, часовнями, церквами, соборами, музями и чем там еще козыряют города, которым присвоено это вожделенное World Heritage Stage.

До Эворы 40 минут лета. День выдался до крайности туманным, иногда клочья разлетались, выглядывало удивленное небо. Просветы длились недолго.

Вот например вам на закуску крупнейший мегалитический комплекс Европы -- больше 120 огромных камней, приволоченных и вкопанных в землю в виде большого круга на вершине холма в 10 км от Эворы.
Не то чтобы это было просто ах-за-уши-не-оттащишь, но раз в жизни взглянуть любопытно. Менгиры, дольмены и кромлехи встречаются у нас на Кавказе и в Краснодарском крае. Но лично сталкиваться не приходилось. Теперь вот столкнулись: пудинг, это Алиса!



Рядом прикопанный стенд объясняет:что к чему. )
dyrbulschir: (плывем)
Совсем близко от города-призрака Марвао среди гор Сан-Мамеде устроился Каштела-де-Виду -- его стоит высматривать на вершине соседнего холма, встав на цыпочки в Марвао. Он избежал участи городов-призраков и может похвастаться роскошным населением аж в четыре тыщи! Раньше тут били из-под земли минеральные источники, сюда приезжали на курорт, но нынче источники почти иссякли, вытекли все, но городок жив. И так как между Марвао и Каштелу всего 15 минут, грех  не съездить в альтернативную реальность -- из музея, значит, в жизнь.



Пройтись по Абрикосовой... )
dyrbulschir: (Default)
Утром следующего дня мы поглощали необыкновенный завтрак от Риты -- домашние йогурты, сыры, соки, хлеб и фритата. Жевать было легче, чем говорить, но Жоао доверительно прошептал, мол, куда вы сегодня. -- Марвао, прошамкала я между упоительным абрикосовым джемом и кофе. -- Марвао, хочется конечно и до Бельмонте махнуть, но Марвао и Каштела-де-Виду подойдут. 
-- Будете счастливы, -- закивал он. -- В Порталегре делать нечего, разве только текстиль покупать, но разве вам (он окинул нас всех пристальным взглядом и с подозрением продолжал) нужен текстиль? 


Когда у нас в саду такая розовая хурма.

До Марвао полтора часа езды.
А столько счастья. )

dyrbulschir: (плывем)
Когда мы приехали, нас встретил наш хозяин Жоао и его жена Рита. Были приветливы, но держались чуть настороженно:
русские у них второй раз, раньше живал мэр какого-то подмосковного города -- с личным помощником и телохранителем. Ничего, скоро вы нас узнаете:)
Read more... )
dyrbulschir: (плывем)
В самом начале поисков замков в Шотландии (с дровами, думала я, откидывая прядь со лба, или без? С пологом или без полога? С конюшней или с возможностью совершать горные восхождения и предаваться -- уф! -- радостям рыбалки?) я еще не знала, что дело кончится обсуждением в переписке возможности самостоятельной расчистки от снега частной дороги к, ммм, небольшому замку. Закрывала глаза и как-то не видела нас с лопатами в руках у заснеженной пустоши (хозяева зимой туда не выбираются).  Становилось немного печально, но я была готова. Надо разгребать -- будем разгребать.

После навоображенных шотландских ужасов с холодной постелью, коротким световым днем, голодными лошадьми, серым небом и неработающим генератором, Португалия предстала нашим глазам солнечной, ласковой, холмистой. 
Наши корпулентные лошадки вынесли нас на платную дорогу A2, по которой за час мы долетели до Монтеморо-о-Ново.

Почему до Монтеморо?Щас расскажу. )

Profile

dyrbulschir: (Default)
dyrbulschir

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 04:55 am
Powered by Dreamwidth Studios