dyrbulschir: (nega)
Была на концерте Батагова и Осетинской. Многие знают, что играют они в полной темноте, лишь пара крохотных лампочек над нотами, номера без объявлений – только одна чистая музыка на двух роялях.

Полина сказала так:
– Это будет дуэт. Необязательно, чтобы оба сразу играли на двух роялях: дуэт может быть и тогда, когда один говорит, другой слушает, потом отвечает, дуэт может быть и тогда, когда второй далеко; но в конце мы сыграем вдвоем.

Сначала играли чистую печаль – томление, урывки мысли, когда так хорошо думается, был Бах, было острое какое-то впечатление от Дебюсси, которого играла Осетинская; когда чувствуешь/думаешь, будто музыка – еще одна возможность красоты, непередаваемой никаким иным путем. Дебюсси был будто о том соединении нежности и веселья, когда вдвоем с Веней вы утром на пруду, и никого, и солнце только над соснами, и можно весело смотреть друг на друга и шутить, хватая под водой за пятки. И темнота (в зале, в тишине звуков) лишь усиливает это солнце, это ощущение песка под ногами.

Потом Батагов отвечал не оформленными переживаниями музыки прошлого, а будто течением настоящей жизни, обыденности, что так подошло бы саундтреком ко текущей жизни: когда в общий (повторяемый) мотив повседневности будто вплетаются краткие мотивы впечатлений, взглядов, улыбок, слов – под эту музыку можно входить в комнату, смотреть на друзей, осуществлять повседневные свои дела, маршруты, и это было ровно про жизнь. Новая легкая музыка, да.

Его вторая пьеса была уже не фиксацией повседневности, которая тоже есть радость, а выходом из нее – с озарениями. Не это, но похожее.



Но главное случилось в конце, когда вдвоем они играли Гласса, которого до этой минуты я наверное никогда не понимала – все предыдущие два часа были будто подготовкой к тому, что случилось – там был такой момент, как будто бьется сердце, да, да, а ты в этот момент что-то наконец ловишь, понимаешь кончиками пальцев – что боль и радость есть одно, и усиливая одно, получишь второе, и это было потрясающе.
Дуэт.

P.S. Программа
Чайковский. Осенняя песня из "Времен Года"
Колыбельная (в обработке Рахманинова)
Бах. Jesus Bleibet Meine Freude
Момпу. Два пейзажа: "Источник и колокол", "Озеро"
Батагов. Письмо Сергея Рахманинова Людовико Эйнауди
Дебюсси. Лунный свет
Респиги. Ноктюрн
Шуберт – Лист. Du bist die Ruh
Шостакович. Колыбельная из Третьей балетной сюиты,
Сарабанда из цикла "Хореографические миниатюры",
Батагов. Лирическая музыка из фильма "Незнакомое оружие"
Сильвестров. Колыбельная. Ночь.
Равель. Долина колокольного звона
Десятников. Колыбельная из фильма "Москва".
Гласс. Wichita Vortex Sutra
Батагов. Музыка для декабря.
На бис: The Beatles. Hey Jude
dyrbulschir: (nega)
Как бы не перестать уметь все-таки каждый день удивляться и радоваться!

Листу, яркому лучу солнца. Родинке на Венином носу. Отличной книге. Интересным новостям, тому, как много может человек. Вкусному запаху кофе, который навеки для меня связан с мощеными мостовыми Черновиц и Львова, особенности детства.

А тут второй день – настоящее чудо. Правда, правда.
"Пели" Маноцкова и Кураж-квартета, которых уже тут постила. Послушайте треки 3 и 13, будет вам настоящее щастье!

Я приходил к тебе река.
Прощай река. Дрожит рука.
Ты вся блестела, вся текла,
и я стоял перед тобой,
в кафтан одетый из стекла,
и слушал твой речной прибой.
Как сладко было мне входить
в тебя, и снова выходить.
Как сладко было мне входить
В себя, и снова выходить.

Там Хармс, Введенский, Хименес. И все это под (ах-вах!) струнный квартет, который сам по себе уже одно из чудес света.

А еще там есть "Когда я вырасту большой", пару дней назад тут анонсированный. Люди, послушайте!
dyrbulschir: (nega)
Был очередной концерт Юровского, и снова незабываемо.

Меня сегодня преследовала первая мировая как сумасшедший с бритвою в руке: днем занесло в парк памяти героев Первой мировой, бродили там с В2, вышли к могиле какого-то юного (помню только имя – Сергей) студента университета, раненому под Барановичами 20 августа 1916, умершего 25 августа в Москве, сбоку две молоденьких сестры милосердия похоронены, на памятнике их фотографии скотчем прилеплены, довольно трогательно, и как-то никого, пустынно, трава, сто лет первой мировой. Мы прочитали, вздохнули, пошли дальше.

А вечером у Юровского – концерт к столетию как раз той же войны. Ух, кто нынче осмелится составить такую программу в Мск: Яначек, Дебюсси, Лядов, Мясковский, Габриэль Прокофьев (внук).

Юровский говорил прекрасное перед началом концерта; почему все эти произведения вместе и в таком порядке; что чувствует художник – сейсмограф настроений общества – в периоды общественных потрясений, что первая мировая сотворила с миром, каково ощущать конец времен и в то же время надеяться на лучшее, отчаянно, безнадежно, каково сегодня чувствовать возможность третьей мировой; и что сегодня, как и сто лет назад, мы можем верить  в то, что внутри нас, и в красоту, которую мы можем сотворить.

Мясковский был красивый, немного соло духовых похожи на Малера, Лядов последний просто пронзительный, но короткий, не хватило времени додумать. Но лучше всего был Прокофьев – нервный, рваный, чудесно подходящий под мысли, потому что следить за музыкой, думая с ней вместе – одно из больших удовольствий в жизни.
dyrbulschir: (nega)
“Золушка” Россини, Зальцбургский фестиваль, 2014

Каждый год в августе в этом журнале появляется обычно одна рецензия на оперу; одна в год: кажется, этого мало, но если постановка хороша и отлично придумана, смысла хватает надолго, перебирай жемчужины, считай в уме, невероятное интеллектуальное и чувственное удовольствие. Незабываемая “Свадьба Фигаро” 2007 года с моим любимым чемпионом Германии по езде на моноцикле, какой был спектакль – ааа, вовеки не забыть, сколько с тех пор смыслов в моноцикле, а уж прочерченные в воздухе связи меж людьми стали привычным приемом, игрой воображения: сидишь на встрече и рисуешь в голове все эти стрелочки, схемы, понимаешь, откуда ноги растут!
Это присказка, а сказка... )
dyrbulschir: (плывем)
В этом году в Зальцбурге ставили Cosi, третью из великих опер Моцарта. Каждый в произведении видит свое, и И. начал рассказ о том, какая постановка хорошая (он смотрел раньше меня) с того, что там появляются настоящие обнаженные женщины, что никогда и нигде не бывает лишним.
И не соврал: и вправду в самом начале обнаженныеДальше – круче... )
dyrbulschir: (плывем)
Первая фраза "Весны священной" Стравинского -- для меня навсегда воплощение секса. С нее начинается "Генри и Джун" Филиппа Кауфмана про Генри Миллера и Анаис Нин. Ааа, и сегодня  вживую -- в Большом театре.
Это офигенно круто, не пожалейте времени и посмотрите хоть на ютубе, хотя полного представления и не получите.


Спектакль в хореографии гениальной Пины Бауш привезли в Москву к 100-летию когда-то скандального балета Стравинского, представления которого освистывали, залаиваили и затопывали. По-моему, и музыка прекрасна (особенно эта повторяющаяся фраза кларнета), а спектакль Пины Бауш так вообще. Какая-то у него концентрированная сексуальность. Жаль, записи не дают впечатление целостности, равное взгляду на сцену чуть сверху, когда видны босые ноги солистов, просвечивающие прозрачные туники танцовщиц, мускулистые торсы танцоров, танцующих на рассыпанной на сцене жирной черной земле, на которую они периодически падают, потные тела вываливаются в грязи, пот течет по черным лицам, попадает на туники. Движения синхронны, откровенны, выразительны, черт, какие у них одухотворенные тела, и эти звуки труб.

Финальный танец жертвы, который она танцует с обнаженной грудью -- квинтэссенция спектакля. Ты забываешь про секс, видишь драму. Хотя и групповые танцы, а хочется написать ---оргии -- понравились не меньше.

В общем, смотрите и слушайте.

PS. Вот тут из первого ряда поправляют, что первая фраза -- фагот, а дальше ее играет кларнет. Вы даже не представляете, как это важно.
dyrbulschir: (плывем)
В книге часто говорят о музыке, я не люблю определение "классическая", ну ладно, в книге много говорят о классической музыке.

"Нам всем предстоит ее полюбить, это такой рок для бабушек и дедушек", -- как-то сказала мне подруга. Это вызвало у меня отторжение.  Когда мне "что-то обязательно предстоит",  когда бубнят, мол,  "мы все пройдем через это", "так положено", "бывает с каждым" -- хочется повернуться и уйти (хотя конечно, стоит быть вежливой:). Всех цепляет, а меня нет. С другой стороны, я легко ведусь на так называемые вызовы времени. Напишите, что всего десять человек в мире способны понять теорию струн, и будьте уверены, я попытаюсь прочесть что смогу и попытаться вникнуть. Я очень любознательная и любопытная, и Варвара у меня есть, и кошка:)

ОК, так про музыку. Всегда хотелось понять, отчего и как в нее можно прорубиться, полюбить и узнать. Свидетельствую: это в ваших силах. Это совершенно не "скучно". Может, кому-то читать тоже "скучно". Как постепенно ты научаешься любить серьезное, вдумчивое чтение, так и в музыку можно вслушаться, и да, это вполне интеллектуальное удовольствие.
До тридцати лет я счастливо дожила почти в полном музыкальном невежестве. 5 классов музыкалки, "Героическая", "Щелкунчик", Дворжак, одна опера, посещенная из чистого любопытства (тоска), несколько балетов (мотивчики, но вообще жалко времени), Шопен, да, Лист, да. Шостакович? Что-то слышала.

Заняться моим музыкальным образованием было попробовал один мой прекрасный и эксцентричный британский друг. Беня был страстным книгочеем и меломаном. Он все сделал правильно -- записал мне необходимый минимум дисков, составил небольшой план.

Но тут я встретила Илью. Он подарил мне прямо-таки новый мир. 
Когда ты понимаешь, что жить на свете без "Хорошо темперированного клавира" Баха невозможно: нужны уроки в школе с прослушиванием музыки. Симфонии Малера. Великая "Песнь о Земле" --  лучшее произведение о смерти и жизни, о потерях, без которых невозможна жизнь. Илья собирает все исполнения "ПоЗ", а я помню все свои концертные с ней встречи как выдающиеся моменты жизни. Как и все "Дон Жуаны". И "Свадьба Фигаро". И квартеты, трио Шостаковича (вообще я мало знаю, не сравнить со знатоками).

Если заинтересуетесь, горячо советую прочесть прозу Глена Гульда и о нем и послушать его записи -- на мой вкус, это выдающийся музыкант, особенный мыслитель. Рекомендую "Нет, я не эксцентрик".
Дневники Прокофьева. Записи Стравинского.
К сожалению, немногие из гуманитариев отваживаются ступать на эту территорию. А жаль -- огромный кусок жизни, большое наслаждение.

Пост написан в преддверии Зальцбурга:)
dyrbulschir: (Default)
Как вы знаете, каждый год мы ходим в баню ездим в Зальцбург на фестиваль. Обычно я попадаю только на концерт, но если я целый год вела себя хорошо и все складывается, то небеса награждают меня билетом в оперу.
Конечно, есть "Дон Жуан" и все остальные оперы. Но слушать каждый год "Дон Жуана" немного неправильно, хотя и очень хочется (я уже видела двух зальцбургских Джованни: один со старушками в дезабилье и второй с Донной Эльвирой  на мотоцикле; в обоих был потрясающий Лепорелло). Никогда мне не забыть и тамошнего "Фигаро" с чемпионом Германии по езде на одноколесном велосипеде в роли ангела и как он соединял путано повлюблявшихся героев стрелочками с подписями (очень удобно, сама так делаю иногда).

Чемпион и его тайные связи, одна из лучших постановок, виденных мной.

  

Тятя, тятя, наши сети притащили... )

dyrbulschir: (Default)
“They wanted blood!”

О том, какие страсти бушуют порой в мире классической музыки, сообщают из Нью-Йорка.
dyrbulschir: (ovtsa)
Ну конечно, сначала надо сказать спасибо Мите Иванову, который придумал такую замечательную вещь, как домашние концерты. Благодаря ему в моей жизни, ну и ну, в мои-то годы, появился Дэвид Боуи, которого теперь нежно люблю и под которого бегаю.

Новое открытие - The Kinks. Вы когда-то слушали? Я вот впервые. И хочу поделиться:

Profile

dyrbulschir: (Default)
dyrbulschir

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios