dyrbulschir: (nega)
Эта зима все не кончается, и падает, падает снег; щас быстро, пока не приехал Миша, расскажу одну историю – про мой личный снегопад.

В городе К. снег падал редко, может, пару раз за зимние месяцы, и казался настоящим чудом. Лежал он совсем не каждый год.  Мне было пять лет, и любимой моей сказкой была "Снежная королева". Там можно было кататься на санках, в этой волшебной книге, на коньках, и белыми мухами падал и падал снег. А у нас что? Холмы? Виноград? Персики? Жарит солнце? Извините пожалуйста, ласточки строят в утесах много гнезд? ну кому это, скажите пожалуйста, интересно; то ли дело – белые пчелы! Белые мухи, которые совершенно волшебно преображают земной свет. Вот оно, волшебство-то, – так думала я, убирая свою кроватку.
Как раз вчера, припомнилось мне, бабушка учила меня, как будет перышко на идиш. Перышко, белое, кружится, падает, летит....
Не понадобилось долго думать: я взяла ножницы. Всего четыре подушки – и у меня дома настоящий белый снег. Летом, в июле! Как мы радовались с сестрой, прыгая в белых волшебных мухах!

И что сказали бабушка и мама...
dyrbulschir: (nega)
Каждый, очарованный "Даром" и мыслью о встрече с нужным тебе, важным тебе человеком как неизбежностью, не раз бывал очарован пониманием, что вот если бы в сегодняшнем знании, что будет значить для тебя сей персонаж сегодня, сейчас – да вернуться бы во вчера, на десять лет назад – и окажется, что вы держались за один поручень в трамвае, не зная друг друга, ели за соседними столиками в кафе, отрывали друг за другом талончик в очереди, совсем не представляя, чем впоследствии станете друг для друга.  Где, откуда берутся люди в жизни? Я встречала друзей (эээ, которые на-всю-жизнь) в гостях, случайных гостях, где за разговором, мыслью вдруг проглянет такое прекрасное, что уходишь счастливый, звонишь потом и тебе рады, и все – ниточка навсегда. Школа, конечно, институт – обычно кладезь легких, складывающихся дружб, отношений, но что потом выстрелит навсегда – неизвестно, а выстреливает немного.
Родительское собрание в школе! и ты уходишь оттуда с новым знанием, что человек чудесный, и если получится... И, конечно, работа. Скольким настоящим, крепким дружбам я обязана ей - и самой первой, смешной, где маленький, но бородатый Мишка сидит в углу за компьютером, а вы потом лет на двадцать (и боле) повязаны верностью, крепостью, нежностью, взаимным интересом, желанием понимать.
И конечно, жж. Сколько я тут встретила интересных, радующих меня людей. Спасибо, мир. Пойду поиграю на дудочке под кустом.
dyrbulschir: (nega)
С годами научаешься лучше различать возраст стариков. Вот идет пара, лет 80, ну точно старше 75: лицо женщины в морщинах, но губы храбро накрашены, она невысокого роста, и у нее такой взгляд, как часто бывает у людей в возрасте: я немного устала и наперед знаю все, что скажете. Ее спутник на диво с молодым взглядом: у него впалые щеки и седая щетина немного отдает желоватым в провалах щек и взлете скул; он встречает мой немного заплаканный взгляд и вдруг совсем молодо улыбается – так, глазами, но живо и молодо. Они проходят, и запах задевает меня – не тот тусклый и бесконечно грустный запах старости, всем известный, а вдруг острый запах молодых ореховых шкурок.

Блин! я продолжаю идти по улице (серое московское небо, немного и грязно и бесснежно-обыденно), но этот запах приносит вдруг с собой целую волну воспоминаний.
Орехи – это прямо целый мир. Их собирают в конце сентября-начале октября, когда ночной ветер с дождем сбивают их с веток, и папа вскакивает совсем рано гулять с собакой, но на самом-то деле бежит собирать орехи, у него азарт и соревнование – кто больше наберет? Орехи молодые такие светлые и красивые, весело будет их красить серебряной краской, золотой краской, все эти чудные извивы, но пока надо чистить их от зеленой полусбившейся оболочки цвета авокадо, она пахнет остро горьким и непередаваемо орехами, вкусно, она пачкает руки в коричневый несмываемый цвет. Кожуру собирают и красят ею ткань, говорят, можно и волосы. Первые раннесеньтябрьские орехи мы собираем прямо с дерева, рвем в овраге. Тут спуск к Москве-реке с высот Нескучного сада считается крутым, но у нас было ух! вниз круто в овраг, там орехи, дерево приземистое, лазать по нему удобно и цвет такой приятный, рвешь молодые орехи, как же они пахнут внутри! Как сладко снимать со складочек полушарий рвущуюся пленку, как остро и дико она пахнет, орехи нужно скорее съесть, и все – коричневые руки, особенно пальцы, где наблюдается нагнетение цвета от свелокорчневого к густому, почти чернильному, выдадут тебя с головой. Откуда ореховыми перепонками может пахнуть в Москве?
Купить бы орехов в скорлупе, – так думаю я и прохожу себе дальше.
dyrbulschir: (nega)
Если вам случалось ходить в походы по книгам вроде "Веселыми туристскими тропами по (извините) Крыму" или "150 лучших маршрутов по Карпатам", вы, без сомнения, знакомы со словом 'урочище' и наверняка принимали участие примерно в тысяче его обсуждений, держали оппонента за грудки и махали кулаками. Да что говорить! Пожалуй, второго такого спорного слова и на свете не сыщется.

Вот, к примеру, описание похода по ущелью Хапхал. Автор настаивает и интригует – постетите, говорит, урочище Малахай, расположенное за скалой слева. Урочище! Наверняка что-то заповедное и неизведанное кроется, ворочается, укрывается за скалой, что-то укромное и потаённое. Это разводка, товарищи.

Урочище – фантом. Не существует никаких урочищ, или, если хотите, всё вокруг – урочища.

Вот что гласит определение:

"Уро́чищелюбая часть местности (выделено мной – Л.Б.), отличная от остальных участков окружающей местности. (хаха.) Например, это может быть лесной массив среди поля, болото или нечто подобное (хахаха), а также участок местности, являющийся естественной границей между чем-либо (охохохо). Таким образом, урочищем иногда называют и отдельно стоящие небольшие населённые пункты, поскольку они выделяются на окружающей местности. В настоящее время термин урочище иногда используют для обозначения заброшенных населённых пунктов, хотя это формально неверно. Но когда от населённого пункта не остаётся следов, а территория, ранее занятая населённым пунктом, претерпела изменения и стала отличаться от окружающей местности, данную территорию можно назвать урочищем."

Ну вы поняли? Любую территорию, отличающуюся от остальных. Я сижу на этом стуле здесь и сейчас, он отличается от всего вокруг, ведь на нем сижу я, а значит, это мое урочище.

В свое время я как-то запала на эти урочища, прочитала всё про них, но поняла примерно то же, что один товарищ, интересовавшийся структурализмом, усвоил насчет него крепко-накрепко – не тратьте время зря. Идти осматривать урочище Ёклмн на том высоком холме – просто то же самое, что идти осматривать другой высокий соседний холм. Ничего там "урочищного" нет. Холм и холм.

Урочище – это такой опыт, у каждого интимный и свой.
Или например Миша. Отсчитайте от ночевки с датчиком три дня и две ночи, прибавьте Асю с Галей, нагнавших нас в полях и лесах.
И вот +28, пятеро, не считая датчика движения и плечиков, стоят перед холмами и долами, я имела неосторожность упомянуть, что по карте рядом – заповедное урочище Немахайкопытом, хаха, давайте посмеемся вместе.

– Заповедное урочище? – загорелись Мишины глаза. – Никогда не был в урочище, пойдемте скорее туда.
Кратко излагаю содержание предыдущих серий – всё тлен, урочищ не существует...
– Погоди, Лад, – Миша краток и деловит. – Давай посмотрим: на карте полно этих урочищ... Глаза у него разбегаются, а я с ужасом думаю о том, что ЩАС МЫ БУДЕМ ПОСЕЩАТЬ ИХ ВСЕ.

– Ну не может же быть, чтобы там ничего не было ...этакого. – На карте же нанесено!
– Чего ты ждешь? Что над всей Испанией безоблачное небо, а над урочищем висит постоянно огромная туча? Что там сидят сто бурундуков? Растет самая большая сосна Станкевича в мире? Да может, там просто ЛУЖА, которой нет на соседнем холме, или водится Очень Редкий Червяк!

– Надо осмотреть, – настаивает М.
И мы плетемся; жара, душно. Холм, поле и луг.
– Осматривай, душенька.
Девушки лежат у обочины, ноги, шорты – все сплавилось в жаркий комок. Миша бродит по лугу, я подозреваю, что он ищет лужу или червяка – что сосны нет – очевидно даже мне.

15 минут ходил. Пришел, плюнул.

С тех пор мы никогда не осматриваем урочища.
dyrbulschir: (nega)
Когда-то Миша еще не умел ходить в походы. Он жил, читал, катался на роликах, покупал и продавал машины, работал, встречал и терял девушек, знал всё про мобильные телефоны и принтеры, но не знал, каково это – ночь в лесу и горах.

– Пойдем со мной, – говорила я и толкала его ногой. – В городе все суета, пустое. Я покажу тебе настоящую жизнь. Опасности! Приключения! Горные ручьи, палочники и Яцек Палкевич, знаешь, такой знаменитый путешественник. И мы. Будем сидеть у костра и трещать – всю ночь, в городе так не бывает, надо на работу или в налоговую; возьмем Наташку, заварим чай из чабреца и втроём, на склоне… Внизу в долине огни далёких деревень, наверху звезды, метеориты падают как одержимые, пахнет дымом и стариной. Никаких налоговых! Только гиены воют, летают потрясающие бабочки – листовертка Ермоленко, подумай только. Цветет мохнатка дикая, только на этом холме, где стоит наша…
– Стоп, – сказал Миша. В его глазах появился интерес. – Палатка, говоришь? Что за палатка, какие у нее технические характеристики? Что еще нужно из оборудования?

…Когда мы вышли из автобуса на горной дороге, сразу было понятно, кто из нашей троицы главный. По рюкзаку, основательным треккинговым палкам, аккуратно развешанным по всем кармашкам пакетикам, приборам.
И пусть карту сжимал в руках самый невысокий и несолидный участник похода, Миша говорил так, что вы бы никогда не подумали, что маршрут составил не он.
– Я, – не спеша и серьезно ронял он, – подготовился основательно; как вы ходили раньше, бедолаги? Знали ли о титановых плечиках для одежды?
Что, пенки?! Лад, да неужто вы не знали, что с пенками ходили только при царе Горохе? Только надувные коврики, только вечноиграющие фонарики.
Ты сказала – метеориты. Я готов! Есть карта звездного неба, поставлено приложение на телефон. Пусть сыплются как манна небесная, зато мы сразу определим, мимо какого созвездия пролетают, с какой скоростью входят в атмосферу.
Мы потрясенно молчали. Действительно, как мы жили раньше, без всего этого снаряжения?

– Но главное, главное – гиены. Ты сказала же «гиены»?
К сожалению, я и вправду сказала, увы, гиены. Но я пошутила! Тут не водятся такие дикие и опасные звери, издалека намекнула я.

– Не бойтесь, – усмехнулся М. – Все предусмотрено! У нас есть датчик движения. Никогда еще ночь в горах не была для вас такой безопасной и спокойной.

Костер догорел, еду мы съели. Вечер кончался. Разговор был прекрасным, но клонило в сон. Безопасная и спокойная, шепотом про себя сказала я. Наташа кивнула. Мы улыбнулись.

– Я, девочки, всё рассчитал. Вымерил, кому сколько места. Наташа похудее… в некоторых местах! А значит, ей причитается на 10 см меньше площади.
Вот он наступил, тот счастливый момент, когда ты радуешься тому, что твоя попа шире. Мне вольготно и широко.
– Э! – возроптала Наташа. – Что, ты мерял? (Она крутится и не помещается).
– Я… решил на глаз.

Какое-то время они еще немножко обсуждают, у кого какая попа, Наташа жалуется на Мишин плохой глазомер, но день был с подъемами, в спальнике тепло, и как же хорошо думать, что раз в этой палатке есть плечики титановые для одежды, то все в мире устроено славно и гар-мо-нич-АААААААА!

Ужасный рев подбросил нас в спальных мешках.
– Мой бог! Что это? – что-то ревело и пищало, будто взбесившаяся пожарная сирена – отсюда и до самой Турции.
– Спокойная и безопасная, безопасная и спокойная! Что это за хрень! Выключи свои адские колонки!
– Это датчик движения. Теперь если гиена решит подкрасться к нашей палатке…
– Какая гиена! Тут нет гиен!
– Волк?
– Скажи еще, лев и снежный барс, – рявкнула я. – тут нет диких зверей. Только лисичка, белочка, зайчик. Выключи свой датчик движения, дай поспать спокойно!
– Ты говорила – гиена…
– Мишечка, мой бог! Тут только ёжики и мышки!

Разыгрывалась нешуточная трагедия.
– Послушай, я купил датчик движения на Ebay. Это лучшая фигня на всем земном шаре с анализатором веса животного, его тепловой активности. «Ваша ночь никогда еще не была такой спокойной и безопасной!»
Раскаяние охватило меня.
– Давай не будем выключать, хорошо? Только поставим на 20 кг? Если какой-то кабан…
– Кабан? – с ужасом спросила Наташа.
– Да, кабан, у них сейчас период весеннего гона, они могут быть опасны, если подумают, что ты положил глаз на его самку…
– В темноте? – с возрастающей тревогой спрашивала Наташа.
– Откуда я знаю, никто не пишет о встрече с кабанами в темноте…
– Некому писать, – шепотом пробормотал Миша.
– Включай. – Твердо сказала Наташа. – Не меньше 20 кг. Громкость можно не уменьшать.
dyrbulschir: (Default)
Сегодня всего 5,5 км -- утром долго отвечала на письма и вообще пила кофе и пр.
Но утро совершенно великолепное, хотя для идеального ему не хватало холодка. В воздухе наконец появилась чудная осенняя дымка: особенно она видна в парке, в Петровском парке, где раньше был модный лесок и дачи, а в 1918 массовые расстрелы, бежишь и думаешь, а дымка хороша.
Осень в самом лучшем своем расцвете, солнце, все деревья желтое-красные кто во что горазд, и вдруг ветер снизу подует и получается поземка совершенно сказочная из листьев, они летят отовсюду, кружатся, в небе парят, и под музыку получается очень кинематографично, клиповое сознание, бежишь в клипе буквально.

В Кишиневе осень была долгая, солнечная -- весь сентябрь еще позднее лето, в октябре как раз солнце и много желтых листьев, еще тепло и колготки достаются из шкапа только в конце октября -- время, когда в Москве натягивают сапоги.

Кстати, вот эта дымка, которая так здорово пахнет листьями и прелостью травы, мощно и  прекрасно царит там, где псковские дали и Изборско-Мальская долина, хорошо, что этой осенью она нам обещана.

Везде собирают листья в пакеты; кто эти люди? Зимой они собирают и вывозят снег, осенью листья, какие-то слуги Снежной Королевы, рабы волшебника Альманзора. Нашему обманутому заколдованному глазу они все чудятся одетыми в оранжевые жилеты, но наверняка это какие-то гоблины или гномы, они воруют наши чудеса, наш осенний воздух и зимнюю свежесть. Кстати, они еще огромным феном раздувают скопления листьев на дорожках парка, превращая волшебство в обыденность.
dyrbulschir: (Default)
Моей любимейшей книгой раннего детства была "Тыщща и одна ночь". Да, да, в издании для взрослых. С 6 до 7 лет я с этой книгой просто жила и дышала. Вы даже не представляете, как она мне понравилась после прочитанных в 6 "Братьев Карамазовых". :) А еще у меня был амбициозный план прочесть всю Библотеку всемирной литературы, так что наверное я одна из немногих читателей романа "Дитте, дитя человеческое". Читателей романа "Будденброки" мало, но они встречаются. Дитте стоит в углу одна.
Так вот, об арабском колорите. Меня заставали в школе в первом классе с ней на коленях под партой, родителей вызывали к директору, отчего ребенок читает порнографию, но они, надо отдать им должное, спокойно отнеслись к инсинуациям и позволяли мне читать.

Али на лошади, объезжающий Каир, количество складок живота красавицы, перья огромных птиц, говорящие джинны, рыбы, крутящиеся на сковороде и начинающие говорить в час назначенный, хитрющая красавица и воровка Мириам -- вот там начало плескаться мое воображение, заведшее ныне меня в мои странствия, вот откуда растут ноги у всех моих путешественнических устремлений.

39

Feb. 25th, 2012 07:20 am
dyrbulschir: (львов)
От человека, аллес, ждать напрасно:
"Остановись, мгновенье, ты прекрасно".
dyrbulschir: (Default)
[livejournal.com profile] xfqybr подводит итоги наших последник двух лет жизни и - сюрприз, сюрприз! - признается, что...
dyrbulschir: (Default)
Посмотренный по наущению [livejournal.com profile] zu_yazan cериал "Убийство" (американская версия) оставил после себя странное чувство. Да, действительно, похоже на Твин Пикс. Да, непохоже. Но мне удивительно другое, что совершенно не пришло в голову тогда и так естественно всплыло сейчас.

Такая история в моей жизни уже была. Мне было тогда 12 кажется лет, поэтому простите, что я называю их "дядей" Жорой и "тетей" Зиной, так мне естественно помнится даже из нынешнего моего возраста.

Это было в Кишиневе, я – в 7 классе. Д. Жора был лучший папин друг, собкор АПН, переведенный кажется за любовь к алкоголю в заштатный Кишинев из неплохого заграничного корпункта. Они сразу подружились: ездили собирать грузди в осенние леса, вдруг рванули в Севастополь, где папа служил бравым моряком и всегда любил этот город, потом вместе навещали ветеранов, космонавтов, писали о них, даже какую-то книгу собирались вместе написать, ходили гулять, выпивать и к друг другу в гости.

У папы - две дочки, у дяди Жоры - одна, старше нас, мне, значит, 12, а ей - 18. Мы не общались, я совершенно ее не помню, только на фотоснимке, а дядя Жора с его странной привычкой смотреть как бы не на тебя, а сквозь тебя - как сейчас передо мной.

И вдруг она пропала, 18 лет: родители ушли в гости, она была дома, читала. Вернулись - ее нет. Телефонов и даже пейджеров - нет и в помине.

Искали ее неделю. Нашли в долине Роз на берегу озера обожженый свежий череп. Папа и дяд Жора возили опознавать челюсть к ее стоматологу. Опознали по пломбам и форме зубов. И дядя Жора упал в обморок.
Потом нашли место, где ее сожгли, в парке. Ничего так и не узнали.

Больше они не дружили: у дяди Жоры началась душевная болезнь: он стал агрессивен, опасен для окружающих, потерялись все логические связи. Папа его навещал.
А тете Зине (завкафедрой английского в нашем университете) я навсегда обязана своим английским: она два моих последних года занималась со мной. Бесплатно. Мне страшно было ходить в дом, где везде - Ее фото. Но привыкла. Мы подружились.
Мы долго переписывались с т. Зиной, пока она не перестала отвечать на письма. 

Боже, храни родителей, переживших своих детей.

dyrbulschir: (львов)
Мы недавно были в Кишиневе, навещали мою учительницу литературы, о которой я напишу отдельно.

На волне ностальгии -- мной картины, немногое, что сохранилось. Почти 7 лет я рисовала во "Флоричике".



Read more... )

Profile

dyrbulschir: (Default)
dyrbulschir

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 04:55 am
Powered by Dreamwidth Studios